18 Февраля 2021

Культурно-образовательные комплексы - то, что объединяет и сплачивает Россию

Проект

Генеральный директор Эрмитажа М.Б. Пиотровский в беседе с Президентом Фонда «Национальное Культурное Наследие» Н.В. Волынской рассказал о том, как отразится на регионах появление культурных комплексов такого грандиозного масштаба и какие можно ожидать результаты в краткосрочной и долгосрочной перспективе. Генеральным подрядчиком строительства комплексов является ГК «Стройтрансгаз».

- Михаил Борисович, Государственный Эрмитаж является одним из учредителей Фонда «Национальное и культурное наследие», как Вы считаете, как отразится на регионах появление культурных комплексов такого масштаба? Какие можно ожидать результаты в краткосрочной и долгосрочной перспективе с Вашей точки зрения?

- Делается очень большое дело и тратится много усилий. Нужно хорошо понимать и разъяснять, чем мы занимаемся, чтобы было с самого начала у всех людей понимание - мы укрепляем и в то же время создаем единство культурного пространства России. На самом деле Россию вместе держит не экономика, которая сегодня во все стороны направлена, или политика -  понятие немного силовое, а культура и религия – это основное, что объединяет и сплачивает Россию вместе. Для того чтобы все вместе существовало – должны быть культурные связи. Они должны быть активные и «живые», как кровеносные сосуды в организме, и тогда мы будем иметь единую Россию с единой культурой. Страна огромная и все регионы имеют свою культурную специфику, свое культурное наследие и свое лицо. Страна большая, централизованная, поэтому движение «крови» должно быть как в кровеносных сосудах, оно должно быть активным. Поэтому мы создаем на местах центры-спутники, которые очень важны, они создаются, чтобы «кровяной поток» шел стремительно и по-настоящему.

Эрмитажная точка зрения основана на нашем опыте, который мы начали реализовывать до того, как появился этот громадный проект. Эрмитаж создавал и создает свои центры-спутники за пределами Санкт-Петербурга в разных концах мира, их много в России. Принцип таких спутников, что это не филиалы Эрмитажа, а Эрмитажные центры, которые являются совместным проектом Эрмитажа и тех культурных учреждений, которые существуют на месте. В наших действующих схемах, которые уже существуют в Амстердаме, Италии, Казани, Екатеринбурге, Выборге и Омске, когда Эрмитаж создает спутник – тогда это свое, не приезжее, и оно является частью своего - созданного на месте. Это свой собственный организм. В Казани Эрмитаж является частью музея-заповедника «Казанский Кремль», в Екатеринбурге – по-другому, в разных местах по-разному. Но везде обязательно это включение не просто культурных сил, а местных культурных учреждений – и тогда это всё становится очень своим. Здесь важен и вопрос о финансировании – чтобы оно шло от региона. В принципе, его могут получать и от центра, но главное, чтобы его распределяли в регионе, чтобы это было свое, чтобы для каждого губернатора это было не что-то «московское», а что-то важное для него. И первые лица региона должны открывать все выставки, которые центр Эрмитажа создаёт. При строительстве культурно-образовательных центров нам хотелось бы сохранить «живую» связь Эрмитажа с региональными центрами. В их кадровом составе, во всем,мы должны действовать вместе.

Эрмитажные центры – это не просто коллекция, которую привезли и показали, это всего полдела, даже десятая его часть. Главное - это привезти в регионы и передать дух своей работы, так как Эрмитаж - это не собрание красивых вещей, это государственное культурное учреждение, с громадным опытом работы – длиной более 250 лет. Вся история Эрмитажа - это вся история России. Эрмитаж -  символ России, символ российской культурной ориентации. В то же время Эрмитаж в истории -  это учебник и энциклопедия музейного менеджмента на протяжении эпох. Ни у кого, почти ни у одного музея в мире, не было столько перипетий в истории: революции, войны, реформы, перестройки. Как Эрмитаж из всего этого выходил – это наш опыт, которым мы и делимся, и на нашем опыте многие учатся. Наш опыт и дух Эрмитажа – школьные программы, лекционные программы. Мы делимся этим духом и стилем работы. И что сейчас очень важно – это то, что нам дают новые технологии и чему мы научились благодаря им. Сейчас мы можем удалённо регулярно работать и проводить заседания, проводить осмотр выставок и состояния экспонатов, проводить регулярные встречи с людьми на выставке, теперь существует постоянная связь. «Движение крови по сосудам» с помощью технологий мы сможем осуществлять лучше, чем это делалось прежде. Теперь наша задача больше использовать технические возможности. Весь этот большой опыт дает основания нам говорить, как должны работать большие центры в будущем. Самое главное, что мы сохраняем наш дух и этим духом делимся, то есть присутствует не просто коллекция Эрмитажа, а присутствует сам Эрмитаж, им мы и делимся.

Эрмитаж – это событие, он всегда особенный. Каждый Эрмитаж в разных городах особенный. В Амстердаме – один, в Омске - другой. Это связано с психологией людей на местах, со своими традициями и интересами, зритель везде разный. В Выборге, который, кстати, близко от Санкт-Петербурга, Эрмитаж тоже специальный и особенный, со своими интересами. В Казани и Владивостоке – везде набирается красивое общество друзей-посетителей Эрмитажа в разных его ипостасях. И сейчас очень важно – как результат прошедшего года – то, что очень много в наших социальных сетях людей, которые живут не в Санкт-Петербурге. И это люди, которые будут ходить и станут друзьями наших новых культурно-образовательных центров, которые уже формируются. Сейчас появилось много дополнительных задач, когда мы знаем, что стройка уже идёт, и теперь очень важно определить, как всё это будет функционировать.

-Какие идеи Эрмитаж планирует привнести в регионы? О чем планируется диалог с людьми? Надо ли нам заниматься формированием среды будущего потребителя?

- Заниматься надо и очень серьёзно. Как Вы понимаете, сначала мы с помпой откроемся, на открытии будет много людей, поток народа. Надо будет озаботиться, будет ли после тот интерес, который мы предполагаем? У людей много забот и, как часто бывает, сначала выставки посещают миллионы, а потом их меньше. Насколько меньше? Поэтому надо готовить и воспитывать людей.

Мы и воспитываем! С одной стороны – работой в социальных сетях. С другой стороны, вот во Владивостоке – есть формальный центр, он физически еще не существует, мы надеется, что его главное местопребывание будет в старинном здании, в центре города. Но мы уже проводим выставки, читаем лекции, привозим людей – и целую программу каждый год создает Приморская государственная картинная галерея. Последняя выставка здесь, которая сейчас уже закрылась – это получилась целая выставка, не одного шедевра, как было ранее – а целая коллекция резных камней из собрания Екатерины. И вокруг этого можно организовывать детские игры и викторины, многое из того, что прилагается к прямому просвещению. Все делается и придумывается. Когда мы начинали Эрмитажные дни было всего 2-3 стандартных мероприятия, а сейчас чего только нет: конкурс детского рисунка, виртуальный кинотеатр, много всего. Люди уже привыкли, и надо их не отпускать, а увлекать и держать. Обязательно иметь в виду, что дети вырастают, и для этого организован Молодёжный центр Эрмитажа. Вот пока идет стройка, мы должны вести такую работу. Во время Дней Эрмитажа мы стараемся показать все наши жанры музейной деятельности и организовать обмен опытом.  Вся эта деятельность будет перенесена и в большие центры культурно–образовательных комплексов. Важная и идеологическая часть программы - это мастер–классы для реставраторов, когда 2-3 недели регионы месте с реставраторами работают над острыми вопросами и проблемами, которые существуют. Обмениваются опытом, административно–хранительскими делами, едиными правилами хранения, учитывают потребности.  Полезно, когда приезжают обычные сотрудники, не только начальники, и решают вопросы. Все это создает – с чего я начал сегодня разговор – единство культурного пространства России.

- Эрмитаж такой огромный. Кто формирует и придумывает темы для диалога с регионами?

- Мы выбираем темы вместе и формируем план на 5 лет, рожденный из совместных интересов. Изыскиваем из своих возможностей 5-6 выставок, так как во всех местах есть своя выставочная программа – выставка должна быть не просто интересной, нам также важно показать то, что с одной стороны близко местным традициям (например, выставка «Золотой орды» в Казани), с другой стороны – показать то, чего нет в регионе, с чем у жителей нет возможности познакомиться. Во Владивостоке интересно и необыкновенно получилось, там Дни Эрмитажа строятся на античном материале. На Дальнем Востоке есть огромный интерес к греко-римской античной культуре. Ясно, что когда открывали Дальний Восток, то вспоминали Грецию, греческих первопроходцев. Приезжали люди и создавали русский Дальний Восток, культуру, ориентированную на античность, и она осталась. Очень интересно то, что античная культура вызывает интерес, учитывая тот факт, что европейская культура, основана на античности.

Очень важно, чтобы был такой диалог и взаимный интерес. Очень важно административно построить такую взаимную работу, чтобы это не было навязыванием друг другу. Так всегда бывает в музейных обсуждениях и в музейном сообществе – когда одни хотят одно, а другие – другое. Всегда очень непросто наладить частоту встреч и набор людей, которые встречаются, чтобы обсудить, какая должна получиться выставка, какое ей нужно сопровождение, какая идея в ней заложена, кто приедет сопровождать эту выставку.

- Как Вы считаете, будет ли появление культурно-образовательных центров замечено в мировом культурном пространстве? Есть ли примеры в мире, и какое влияние они могут оказать?

- Культурно-образовательные комплексы уже замечены, и все очень внимательно за ними следят, они действительно грандиозные. Масштабные проекты есть в мире, но их не так много. В Лос-Анджелесе создается новое здание Лос-Анджелесского музея – он по цифрам грандиозный. Он где-то параллелен комплексу во Владивостоке, но чисто музейный, громадный, дорогой и очень эффектный. И все за ним очень внимательно следят, это одна из ближайших музейных сенсаций – предполагается, что он откроется в 2021 году. За нашими центрами тоже следят, потому что в этом видна и ясная культурная политика, и создают их прекрасные архитекторы. Во Владивостоке интересный архитектурный проект, архитектурное бюро, знаменитое во всем мире, это сразу всех привлекает.

Еще один важный момент: не нужно ориентироваться на приезд туристов, хотя, конечно, мы понимаем, что, например, во Владивостоке, что будут японцы и китайцы. Надо понимать, что это делается все-таки не для японцев и китайцев, а мы создаем эти центры для своих, для жителей нашей страны, чтобы наша русская культурная традиция была здесь, ужилась и помогала развивать, интеллектуально и эмоционально, жителей Дальнего Востока. Поэтому во Владивостоке будем делать не то, что будет интересно японцам, а то, что будет интересно жителям Дальнего Востока. А уже потом японцы тоже приедут, и будут смотреть. Везде всегда нужен свой разный зритель. В Амстердаме часто бывают обсуждения - наш амстердамский зритель такого не поймет, надо попроще, чтобы было интересно. Есть вещи, которые обязательно должны быть и с нашей стороны, и с другой. Например, Петр Первый должен упоминаться, потому что мы рассказываем об Эрмитаже и истории России. Тогда вместе получится уникальный культурный продукт, который и будет вызывать большой интерес в мире.

Ещё окончательно не решено, как будут управлять центрами. Как это будет по всей стране? Будет ли единый центр, обеспечивающий работу? Вместе и будем решать. Центры все разные. Я думаю, должна быть условно говоря, управляющая компания, которая бы ритмично обеспечивала работу всех центров, тем более программа специфичная, что-то будет повторяться, через 2-3 года выставку из Владивостока можно показать в Калининграде или Севастополе. Координация в таком большом масштабе важна, она как пример будет интересна всему миру.

Ближайшая параллель – США - громадная страна. Там совсем другое территориальное деление и, в частности, сильная децентрализация. Культурные очаги сами по себе не связаны, обособлены и все особенные.  В России культурные очаги имеют свои особенности, я думаю, что наша схема делает их более взаимосвязанным. Благодаря нашему новому проекту мы покажем миру такой пример, как это можно делать вместе.

- Существует Международный рейтинг индекса «мягкой силы». Куда, безусловно, входит культура, помимо других критериев экономического порядка, безопасности и прочих. С Вашей точки зрения, получит ли определенный рейтинг в мире Россия, благодаря новым культурным комплексам?

- Безусловно, потому что, в принципе, наше главное достояние - это культура. Ее отнять нельзя, экономика то вверх, то вниз, а культура есть и никуда не денется, даже если мы ей не очень хорошо управляем. Это мощная сила, культура повышает и держит нас в рейтинге, а мы должны ее поддерживать. Нужна схема, которая обеспечивает одновременно единое культурное пространство и обеспечивает доступ к культурным ценностям широких масс во всех регионах. Я думаю, очень важно показывать достоинства нашей культуры, традиции России, достоинство России, это прекрасная возможность повышать их в глазах людей.

Обеспечение доступности очень важно в этих центрах. «Доступность» - хорошее русское слово. Оно означает две вещи: первое, это то, что тебе открывают двери, и другое, что ты понимаешь, что тебе доступно, что тебе показывают. Надо соединять эти значения: иногда мы забываем об этом, и зритель забывает.  Нужно сочетать: тебя пускают в широкую дверь, но ты должен показать, что не зря люди трудились, привезли и показывают такие замечательные вещи. Такая задача стоит и перед Эрмитажем. Например, посетители приехали всего на полтора часа – быстро пробежать по музею. Это жалко, ведь громадный труд, который делается, пропадает для части людей, они его не видят и не знают, наши опросы посетителей нам это показывают.

Механизм культурного общения внутри страны резко повышает рейтинг значения страны в мировом пространстве. Мы строим и соединяем, и в мировом пространстве мы строим громадную новую башню.

- Как Вы считаете, достаточно ли 4-х комплексов или может, есть еще точки на карте России?

- Точки выбраны очень точно, они очень правильные -  края границы России. Надо сначала сделать, а потом посмотреть. С одной стороны, нельзя обхватить необъятное и пытаться сделать больше своих сил, с другой – это уникальные комплексы, слишком много их делать нельзя, в наше время слишком многое тиражируется.

Культура должна быть доступна. Нужно построить комплексы, отработать систему, чтобы к ним притягивались люди вокруг. Как сделано у нас в Казани:все жители Татарстана должны побывать в Эрмитаже, для школьников организованы поездки, чтобы они хоть один раз там побывали. Хорошо бы сделать, через 5 лет проанализировать и только по истечении времени принимать решения о дальнейшем тиражировании. Если в каждом регионе делать, то потеряется прелесть.

- Такой болезненный вопрос и часто обсуждаемый -  использование цифровых технологий. Посещение выставок в онлайн пространстве? Каким образом в нашей ситуации и как может измениться расклад сил? Новые культурно-образовательные комплексы должны тоже использовать цифровые технологии, для того чтобы принести искусство в каждый дом.

- Конечно, без современных IT-технологии мы никуда не денемся, и сегодня, как я уже сказал, технологии очень важны, чтобы центры между собой были все время взаимосвязаны и были организованы на регулярной основе онлайн-встречи. Наш опыт в пандемию показал, что мы стали значительно больше встречаться со своими коллегами из других музеев по всему миру. Раньше надо было решить много организационных вопросов, собраться, приехать, уехать, а теперь не принимаются никакие отговорки, что я не могу приехать. Сейчас надо быть очень занятым человеком, чтобы не иметь времени подключиться в Zoom.

Второе и очень важное: мы благодаря технологиям стали строить рассказ о музее, подготовленный заранее человек совсем по-другому воспринимает то, что увидит. Конечно, не сравнить подлинное с картинкой, и не надо сравнивать, если ты подготовлен и понимаешь это. А если не понимаешь, где подлинное, где репродукция то и не почувствуешь энергию, которая есть.

Новые лекции, которые приходят к тебе в дом и подготавливают тебя, ты воспринимаешь по-другому, из наших соцсетей мы узнали, как это работает. Прослушав лекции заранее, посетители приходят в Эрмитаж подготовленные. На то же самое смотрят совсем по-другому – не 2-3 вещи, а на скромный сосудик в углу, о котором шла речь, и вспомнят рассказ  о нем - выяснится, что сосудик не зря стоит, это очень важный сосудик. Вот поэтому нам нужно правильно построить систему обучения.

Пандемический опыт показал, что у всех музеев мира есть сайты. Считается, что прежде, чем прийти в музей - нужно посмотреть сайт. Как выяснилось, человек не изучает сайт перед посещением музея, а смотрит только время работы и билеты. Сайт смотрят редко, мало людей готовится к походу в музей. На самом деле, надо посмотреть и изучить то, что ты собираешься смотреть, спланировать визит, потом посмотреть и прийти, снова посмотреть и увидеть, что не досмотрел, потом придти снова, и таким образом люди будут ходить по несколько раз в музей. Новые технологии будут привлекать людей, и надо так построить систему, чтобы у людей был стимул прийти в музей и увидеть самому воочию.

- По Вашему опыту испытывает ли Эрмитаж кадровый дефицит? Насколько люди на местах способны погрузиться в идеологию и начать функционировать?

- Сейчас таких проблем нет, есть сотрудники, увлечённые искусством, – и они увлекают других. Также достаточно людей - знающих профессионалов и учащихся в ВУЗАх по всей стране. Есть много специальностей и много специализаций, которые нужны, необязательно связанных с искусством. Это PR, логистика, новейшие IT-технологии. Люди есть, только надо правильно отобрать, подобрать и организовать. Все на практике. Для тех, кто будет руководить, мы проводим кастинги в Эрмитаже.

- Можете ли Вы прокомментировать слова Президента РФ: «Культура ни в коем случае не должна стать идеологией»? В огромной стране, в которой множество религий, национальностей, разных часовых поясов, разных культурных традиций,  -  что может объединить нацию? Общий культурный код, но он не должен быть идеологизирован. Можете пояснить?

- Все вещи, о которых мы говорим, в сфере культуры - это не арифметика, это алгебра, когда идет живой процесс. Все не так просто – не должно быть никакой идеологии, так как идеологии бывают разные, должна быть выработана другая идеология – идеология культуры, музейная в частности. Все различия красивы, наличие различий -  это и есть хорошо, это создает живой организм, все подходы в разных ситуациях разные, люди все разные, в одном месте любимый цвет красный, в другом - зеленый. Это надо хорошо знать, где и что надо, и учитывать это и смотреть, насколько хорошо получается. Это как раз то, что делает культура, она показывает: люди различные, история различная. Из различий часто рождаются войны памяти и льется кровь, а культура преобразует всё это в диалог культур. Да, были различия, и хорошо, что они были, история интересна, давайте только не вцепляться другу в глотки по поводу старых обид. Культура позволяет забыть старые обиды, рождённые потому, что не понимали прелести различий, не понимали, что, оказывается, можем жить рядом и одеваться по-разному. Этому как раз и учит культура, и в этом есть идеологический смысл. Культура не должна продвигать определенную идеологию, она должна продвигать идеологию добра и понимание красоты различий. Звучит просто, но это как раз самое главное, что люди часто и не понимают, и это выливается в сложные противостояния. Сегодня мы понимаем, что хорошо, что человек думает по-другому и не надо из-за этого убивать.

Новости проектов

25 Октября 2021

Экскурсия для студентов по будущему филиалу Третьяковской галереи

25 Октября 2021

Порядка 4000 метров сетей смонтированы специалистами АО «Стройтрансгаз-Сибирь» при строительстве общежития для студентов

25 Октября 2021

АО «Стройтрансгаз-Сибирь» - соорганизатор «Кузбасс-fest: театр здесь!»

Все новости проекта